Многочисленные исследования во всех странах мира показывают, что депрессия, подобно сердечно-сосудистым заболеваниям, становится наиболее распространенным недугом нашего времени. Это эмоциональное расстройство, которым страдают миллионы людей. По данным разных исследователей, от депрессии страдает до 20% населения развитых стран. Депрессия - серьезное заболевание, которое резко снижает трудоспособность и приносит страдание как самому больному, так и его близким. К сожалению, люди очень мало осведомлены о типичных проявлениях и последствиях депрессии, поэтому многим пациентам оказывается психологическая помощь, когда состояние принимает затяжной и тяжелый характер, а иногда - и вовсе не оказывается. Практически во всех развитых странах службы здравоохранения озабочены сложившейся ситуацией и прикладывают усилия по пропаганде сведений о депрессии и способах лечения депрессии.

 

 

Cимптомы депрессии

Депрессия это достаточно распространенное эмоциональное расстройство, проявляющее себя такими переживаниями, как чувство угнетенности, безнадежности, беспомощности, вины, самокритики, снижение интереса к внешней активности. Эти проявления депрессии сопровождаются снижением психической и двигательной активности, безразличием к окружающему, усталостью, снижением сексуальных влечений, отсутствием аппетита, запорами, бессонницей (особенно в утренние часы. При некоторых типах депрессии бессонница и снижение аппетита могут замещаться соответственно сонливостью и перееданием. Эти физические проявления являются вегетативными признаками депрессии и основой давно существующих предположений о ее психосоматической природе.

симптомы депрессииДругим часто встречающимся симптомом депрессии, причиняющем серьезное беспокойство пациенту, является нарушение ясности или эффективности мышления, иногда настолько выраженное что может быть принято за органическое слабоумие. Депрессия сопровождается также повышенным вниманием к собственному внутреннему миру и снижением интереса к внешней активности. Часто человек убежден, что какой - то аспект его личности никчемен, дефектен, нездоров (ипохондрия). Часто, на передний план переживаний при депрессии выступает ипохондрическая тревога, которая иногда является первичной.

При ажитированной депрессии эта озабоченность собой включает страх обнищания и самокритичные мысли, которые могут перерасти в суицидальные идеи. С психоаналитической точки зрения, частым, если не универсальным, признаком депрессии является нарушение регуляции самооценки. Основой для развития такой уязвимости является отсутствие принятия и эмоционального понимания со стороны матери. У ребенка не формируются внутренние психологические структуры, способные регулировать самооценку; ему необходимо ее постоянное подтверждение извне. Депрессия, как правило, развивается у лиц с неустойчивой самооценкой, теряющих внешнюю опору, необходимую для поддержания стабильного образа себя.

Нарушения регуляции самооценки и последующая депрессия могут быть вызваны утратой объекта (значимого человека) - его смертью, отвержением или разочарованием в нем. Среди других причин отмечается крушение иллюзий и идеалов, разочарование в себе самом, невозможность жить сообразно Я - идеалам, чувство беспомощности и бессилия перед непреодолимыми трудностями. В норме печаль, вызванная утратой объекта, как правило, не сопровождается снижением самооценки или самообвинениями.

Невротическая меланхолия (патологическая депрессия) на утрату объекта возникает тогда, когда он имеет нарциссическую ценность для человека (то есть обладает чертами, совпадающими с каким-либо аспектом уязвимого Я индивида). Утрата такого объекта равносильна утрате части образа себя; при депрессии индивид может идентифицироваться с утраченным объектом, пытаясь вернуть утраченное. В этом случае самокритика является производной от критики, изначально направленной на эмоционально значимого человека, либо утраченного, либо связанного с утратой.

Таким образом, самокритика представляет собой выражение гнева, изначально являвшегося частью противоречивого (любовь - ненависть) отношения к объекту, в то время еще не утраченному. Чувство вины накладывается на печаль. Из - за смешения представлений себя и объекта агрессия, изначально направленная на объект, обращается против самого индивида. В такой ситуации депрессия является результатом внутреннего конфликта. В ряде случаев, однако, чувство вины отсутствует. Речь идет о депрессии как реакции человека на конфликт между обладающими высоким зарядом притязаниями Я (Я-идеалами) и осознанием Я собственной неспособности их осуществить (чувство никчемности). Нарушение регуляции самооценки, фрустрация и агрессия являются неизбежным следствием чувства беспомощности и бессилия.

депрессия у детейВ диагностическом смысле термин «депрессия» обозначает психическое заболевание, основным критерием которого являются эмоциональные нарушения. При этом следует иметь в виду, что депрессия присутствует в широком спектре психических заболеваний с различным происхождением. В связи с этим остается справедливой позиция Фрейда, предполагавшего существование взаимодополняющих рядов причинных факторов, включая конституциональные и наследственные. Поэтому адекватное понимание депрессии возможно лишь на основе дополняющих друг друга нейрофизиологических и психологических исследований, проводимых после тщательной клинической диагностики. Несмотря на определенное внешнее сходство, депрессии при невротической, пограничной, циклотимической и шизофренической психической патологии существенно различаются.

С психологической точки зрения, рассмотрение структуры и природы сознательных и бессознательных конфликтов, специфических психологических защит, а также уровня включенных в конфликт представлений о себе и других людях помогает идентифицировать те или иные варианты депрессивного процесса и выбрать оптимальную психотерапевтическую стратегию лечения депрессии пациента для конкретного. Основные психоаналитические представления о маниакально - депрессивных нарушениях отражены в немногих разрозненных, взаимодополняющих публикациях. Наилучшим обобщением будет краткий обзор этих работ.

Теория депрессии

Вслед за двумя важными публикациями Абрахама в 1911г. и 1916г., Фрейд опубликовал в 1917г. работу «Печаль и меланхолия», в этой работе определялись основные понятия. В монографии, выпущенной в 1924г., Абрахам углубил и расширил эти понятия. В 1927г. Радо опубликовал статью, которая тоже способствовала разработке проблемы маниакально - депрессивных нарушений. В первой из упомянутых публикаций Абрахам сообщил о своем фундаментальном открытии. Он обнаружил, что базовой характеристикой психической жизни депрессивных пациентов является амбивалентность, ее влияние оказалось даже сильнее, чем при компульсивном неврозе.

теория депрессииДепрессивные пациенты не способны любить. Если они любят, то одновременно ненавидят, любовь и ненависть у них сосуществуют и почти равны по силе. Впоследствии, Абрахам выявил прегенитальную основу этой амбивалентности и утверждал, что депрессивные пациенты амбивалентны к себе в той же мере, как и к объектам. Садизм, с которым они критикуют себя, возникает из садизма, первоначально направленного вовне. Во второй публикации Абрахам сообщил о необычайном усилении у депрессивных пациентов орального эротизма. Он показал, что при депрессивной заторможенности, нарушениях приема пищи, «оральных» чертах характера вокруг орального эротизма происходят конфликты. Выяснилось, что амбивалентность и нарциссизм, описанные в первой публикации, имеют оральную основу.

В работе Фрейда «Печаль и меланхолия», начинавшейся с анализа депрессивных самообвинений, отмечалось, что депрессивные индивиды после утраты объекта ведут себя так, словно утратили собственное эго. Фрейд описал патогномоничную интроекцию. Он продемонстрировал, каким образом депрессивные состояния свидетельствуют о существовании суперэго и что после интроекции первоначальная борьба между эго и амбивалентно любимым объектом замещается борьбой суперэго с эго. В своей монографии Абрахам не только привел обильный клинический материал, подтверждавший взгляды Фрейда, но и сделал ценные дополнения к фрейдовской теории. Абрахам счел обоснованным разделить оральную и анальную стадии либидной организации на две фазы. Он доказал, что самообвинения - это не только интернализованные упреки эго объекту, но также интернализованные упреки объекта в отношении эго. В книге по-новому раскрывались этиологические предпосылки депрессии (особенно важно открытие первичной депрессии детского возраста), приводились данные исследования мании, согласовавшиеся с соображениями Фрейда, высказанными в «Психологии масс и анализе Я». Были, также, предложены новые терапевтические принципы в лечении депрессии.

Психоаналитик Радо проник в суть депрессивных самообвинений как амбивалентного заискивания перед суперэго (и объектом). Он разъяснил взаимосвязь депрессии и самоуважения, а также двойственную интроекцию объекта в эго и суперэго. Чтобы объяснить предназначение защитных механизмов при депрессии, Радо дифференцировал «хороший» (защищающий) и «плохой» (наказывающий) аспекты суперэго. Кроме того, Радо интерпретировал маниакально - депрессивную периодичность как частный случай общей периодичности грехопадения и искупления, а в конечном анализе как результат фундаментальной биологической периодичности голодай насыщения младенца. В последующих публикациях выдвинутые концепции углублялись, приводились новые клинические иллюстрации.

Влечения и аффекты при депрессии

влечения при депрессииБлагодаря изучению историй семей, близнецов и принятых на воспитание детей было высказано мнение о наследственной передаче подверженности депрессии. Вполне очевидно, что депрессия имеет семейное происхождение, однако невозможно строго оценить степень, в какой депрессивные тенденции передаются генетически, а в какой депрессивное поведение родителей создает основу для депрессивных реакций их детей.

Фрейд предполагал, а Абрахам последовательно разрабатывал идею, что важнейшим источником склонности к депрессии является переживание преждевременной потери. В соответствии с классической теорией, предполагающей, что люди становятся фиксированными на той инфантильной стадии, в течение которой они были избалованы или подвергались депривации, депрессивные индивиды рассматривалась как люди, пережившие слишком раннее или внезапное отнятие от груди или другую раннюю фрустрацию, которая превзошла их способности к адаптации. На данную конструкцию оказали влияние "оральные" качества людей с депрессивным характером; было замечено, что депрессивные люди часто являются полными людьми, они обычно любят есть, пить, курить, говорить, целоваться и получать другие оральные удовольствия. Они имеют тенденцию описывать свой эмоциональный опыт, используя аналогию с едой и голодом. Вероятно, мысль о том, что депрессивные люди орально фиксированы, остается популярной среди психоаналитиков в связи с интуитивной привлекательностью подобной формулировки и ее теоретическим статусом.

Один из психоаналитиков сделал комментарий, что воспринимает своих депрессивных пациентов как голодных. Ранний, ставший широко известным психоаналитический способ описания депрессивного процесса иллюстрирует применение теории влечений к определенным клиническим проблемам. Было замечено, что люди в депрессивном состоянии направляют большую часть своего негативного аффекта не на другого, а на самого себя, ненавидя себя вне всякого соотнесения со своими актуальными недостатками. В то время, когда психологическая мотивация переводилась на язык либидо агрессии, данное явление описывалось как садизм (агрессия) против самого себя или как направленный вовнутрь гнев. Будучи клинически многообещающей, такая формулировка была быстро принята коллегами Фрейда, которые начали оказывать помощь своим пациентам, идентифицируя то, что вызывало у них гнев для того, чтобы дать обратный ход патологическому процессу.

Последующим теоретикам пришлось объяснить, почему человек научился направлять гневные реакции на самого себя и то, какие функции обеспечиваются сохранением подобного паттерна. Модель направленной вовнутрь агрессии согласуется с наблюдениями, что депрессивные люди редко спонтанно и бесконфликтно переживают чувство гнева. Вместо него они ощущают вину. Не отрицаемую и защитно объясненную вину параноидной личности, а сознательное, Эго - синтонное, всеобъемлющее ощущение виновности.

аффекты и депрессияПсихоаналитик В. Голдман однажды остроумно ответил интервьюеру: "Когда меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал, я удивляюсь, почему я забыл о нем". Депрессивные люди мучительно осознают каждый совершенный ими грех - при том, что они игнорируют собственные добрые поступки, долго переживая каждое свое эгоистическое проявление. Печаль еще один из главных аффектов людей, обладающих депрессивной психологией. Зло и несправедливость причиняют им страдание. Однако они редко продуцируют в них негодующий гнев параноидной личности, морализацию обсессивной, уничтожение компульсивной или тревогу истерической личности. Печаль испытывающего клиническую депрессию настолько очевидна и склонна к задержке, что в общественном сознании и, очевидно, сейчас уже и в профессиональном термины печаль и депрессия фактически стали синонимами.

Как уже отмечалось, многие люди, свободные от депрессивных симптомов, имеют депрессивную личность, а горе и депрессия (по крайней мере, в некоторой степени) являются взаимоисключающими состояниями. Поэтому использование терминов печаль и депрессия в качестве синонимов неверно, хотя психологически здоровый, духовно развитый человек с депрессивным характером и может передать чувствительному слушателю намек на внутреннюю меланхолию.

В своем прекрасном изображении ирландцев, народа, имеющего песню в сердце и слезы на глазах, Моника МакГолдрик уловила атмосферу целой этнической субкультуры, обладающей депрессивной душой. Несмотря на то, что они настолько нарушены, что не могут функционировать нормально, депрессивные люди легко нравятся и даже вызывают восхищение. Так как они направляют свою ненависть и критицизм скорее вовнутрь, чем вовне, они обычно великодушны, чувствительны и терпеливы к недостаткам. Поскольку они разрешают все сомнения в пользу других и стремятся сохранять отношения любой ценой, эти пациенты оказываются настоящими ценителями психотерапии.

Психологические защиты при депрессии

Наиболее сильной и организующей защитой, которую обычно используют депрессивные люди, являетсяинтроекция. С клинической точки зрения, интроекция является наиболее важным процессом, позволяющим понять и видоизменить депрессивную психологию. По мере развития психоаналитической теории простейшие энергетические концепции "агрессия вовнутрь" или агрессия вовне стимулировали рефлексию по поводу процессов интернализации. Эти концепции были описаны Фрейдом в его «Печали и меланхолии». Абрахам обозначил их как идентификацию с потерянным объектом любви депрессивной личности. Со временем психоаналитики начали подчеркивать особое значение инкорпоративных процессов в депрессии, что несомненно прибавило нам терапевтической силы перед лицом дистимических страданий и стимулировало психоаналитические усилия в лечении депрессии. Работая с депрессивными пациентами, практически можно услышать говорящий интернализированный обьект. Когда клиент произносит что-то типа: "Должно быть, это потому, что я эгоист", психотерапевт может ответить: "А кто это сказал" и услышать: "Моя мать" или отец, бабушка, дедушка, старший сиблинг или кто-то еще, являющийся интернализированным критиком). Часто психотерапевт может чувствовать себя так, как будто он говорит с призраком.

депрессия и психологические защитыДля того чтобы лечение депрессии было эффективным, оно должно включать в себя экзорцизм (изгнание нечистой силы "). Как видно из данного примера, тип интроекции, который характеризует депрессивных людей, - бессознательнаяинтернализация наиболее ненавистных качеств старых объектов любви. Их позитивные черты вспоминаются с благодарностью, а негативные переживаются как часть самого себя. Для того чтобы пациент воспринял объект таким образом и интернализовал такие образы, интернализуемый объект не должен быть реально враждебной, критической и пренебрегающей фигурой (хотя на самом деле так часто и бывает, что затрудняет психотерапию серьезными вызовами).

Маленький мальчик, чувствовавший себя покинутым отцом (который в свою очередь, тоже очень любил сына и поэтому или работал на двух работах, или госпитализировался в связи с серьезным заболеванием) испытывал враждебность, но также тосковал по отцу и упрекал себя за то, что недостаточно ценил его, когда тот был рядом.Дети проецируют свои реакции на объекты любви, которые покидают их, воображая, что те покидают их, чувствуя гнев или обиду. Затем такие образы недоброжелательного и переживающего обиду покидающего объекта изгоняются из сознания и переживаются как плохая часть собственного "Я": они слишком болезненны, чтобы их выносить, и противоречат надежде любовного воссоединения. Таким образом, ребенок выходит из переживаний травматической или преждевременной потери, идеализируя потерянный объект и вбирая все негативные аффекты в ощущение собственного Я. Эта хорошо известная депрессивная динамика создает глубинное переживание собственной «плохости», отделяющейся от образа доброжелательной личности в которой ощущается потребность.

Данная динамика должна быть очень сильна, чтобы собственная «плохость» не спровоцировала в дальнейшем очередной уход. Мы можем заметить: эта формулировка не совпадает со старой моделью направленного вовнутрь гнева. Фактически, она объясняет, почему кто-то может приобрести привычку обращаться с враждебностью именно таким образом. Если некто, пережив болезненный опыт сепарации, верит, что именно собственные плохие качества привели к сепарации с любимым объектом, он может очень сильно стремиться к тому, чтобы испытывать только позитивные чувства к тому, кого любит. В таком контексте становится понятно сопротивление депрессивных людей признанию собственной, даже вполне естественной, враждебности. Оно, например, проявляется в поведении человека, который остается с жестоким партнером, считая, что если бы он сам был достаточно хорошим, то плохое обращение партнера прекратилось бы.

Другой часто наблюдаемый защитный механизм депрессивных людей это обращение агрессии против себя. Это менее архаичный результат интроективной динамики, которая была описана выше. Интроекция как концепция отражает более общий опыт переживания незавершенности без объекта и вбирания его в собственное ощущение собственного Я для того, чтобы почувствовать себя целостным. Это происходит, даже если и означает вбирание в собственные представления о себе ощущения отрицательных качеств, которое появляется вследствие болезненных переживаний, связанных с объектом. Обращением против себя достигается снижение тревоги, особенно тревоги сепарации (если кто-то считает, что именно гнев и критицизм вызывает оставление он чувствует себя безопаснее, направляя их на себя), и сохраняется ощущение силы ("если« плохость »во мне, я могу изменить эту нарушенную ситуацию "). Дети экзистенциально зависимы.

Если те, от кого они вынуждены зависеть, ненадежны и недостаточно хороши, дети имеют выбор между соприкосновением с подобной реальностью, или жизнью в хроническом страхе и отрицании его. Они верят, что источник их несчастий находится в них самих, таким образом, сохраняя ощущение, что улучшение себя может изменить ситуацию. Обычно люди идут на любого рода страдания, чтобы избежать беспомощности. Клинический опыт лечения депрессии свидетельствует о том, что человек склонен предпочитать иррациональную вину признанию слабости. Обращение против себя является предсказуемым результатом эмоционально небезопасной истории.

Еще одну защиту, которую необходимо отметить в депрессивных людях, представляет идеализация. Поскольку их самооценка снижается в ответ на переживания, постольку восхищение, с которым они воспринимают других, повышает ее. Типичным для депрессивных людей являются циклы, в которых они наблюдают других в исключительно высоком свете, затем переживают унижение от сравнения, потом вновь ищут идеализированные объекты для компенсации, чувствуют себя ниже этих объектов, и так повторяется вновь и вновь. Данная идеализация отличается от идеализации нарциссических личностей тем, что она организована вокруг морали, а не статуса и силы.

Отношения с другими людьми при депрессии

депрессия и одиночествоЗдесь мы рассмотрим важные темы объектных отношений депрессивных людей. Прежде всего, это роль ранней или повторной потери. С тех пор, как Фрейд выявил источник депрессивной динамики в болезненных, преждевременных переживаниях отделения от любимого объекта, психоаналитиками были показаны поразительные соотношения между депрессией и гореванием. Такие переживания легко прослеживались в историях депрессивных людей. Несмотря на отсутствие эмпирических исследований, подтверждающих эту связь, психоаналитики продолжают связывать депрессивную динамику с ранней потерей.

Ранняя потеря не всегда является явной, наблюдаемой и эмпирически верифицированной (например, смерть родителя). Она может быть более внутренней и психологической (например, если ребенок уступает давлению родителя и отказывается от зависимого поведения до того момента, как он действительно будет эмоционально готов сделать это). Элла Фурман в эссе "Мать должна быть рядом, чтобы ее можно было оставить", исследует эту потерю. Почтительно, но резко критикуя классические идеи относительно того, что мать ответственна за отнятие от груди младенцев тогда, когда они готовы принять потерю удовлетворяющего потребность объекта, Фурман подчеркивает: если дети не голодны, они сами отказываются от груди. Стремление к независимости является таким же первичным и мощным, как и желание зависеть.

Сепарация естественно осуществляется теми подростками, которые уверены в доступности родителя, если им придется регрессировать и "подзаправиться". Придание Фурман новой формы процессу сепарации в терминах естественного движения детей вперед ставит под сомнение устойчивое западное представление (отраженное в старом психоаналитическом мышлении и многих популярных книгах по воспитанию детей) о том, что родители должны дозировать фрустрацию от расставания с собой, чтобы подростки не предпочитали регрессивные удовлетворения.

Согласно Фурман, посвятившей свою карьеру пониманию детей, обычно матери, а не дети болезненно переживают потерю инстинктивного удовлетворения при отнятии от груди и, аналогично, в другие моменты сепарации. Испытывая удовольствие и гордость за растущую автономию ребенка, мать также страдает от некоторой печали. Нормальные дети понимают эту боль своих родителей. Они ожидают, что родители прослезятся когда их ребенок впервые пойдет в школу, на первое свидание, окончит школу. Фурман считает, что процесс сепарации-индивидуации разрешается в депрессивной динамике только в том случае, когда боль матери в связи с ростом ее ребенка столь сильна, что она или цепляется за него и вызывает чувство вины ("Мне будет так одиноко без тебя"), или контрфобически отталкивает ребенка от себя ("Почему ты не можешь играть самостоятельно ?!"). В первой ситуации дети остаются с чувством, что нормальное желание быть агрессивным и независимым причиняет боль. Во втором случае они научаются ненавидеть свои естественные стремления к независимости.

И в том, и в другом случае важная часть своей собственной личности переживается как плохая. Не просто переживание ранней потери, но ее обстоятельства, которые затрудняют для ребенка реалистическое понимание произошедшего и нормальное переживание горя, порождают депрессивные тенденции. Одно такое обстоятельство возникает естественным образом в ходе развития ребенка. Двухлетний ребенок просто слишком мал, чтобы понять, что люди умирают и почему они умирают, и не способен понять такие сложные межличностные мотивы, возникающие, например, при разводе: "Папа любит тебя, но уходит, потому что он и мама больше не будут жить вместе ". Мир двухлетнего ребенка еще является магическим и категоричным. На вершине своего понимания вещей в грубых категориях хорошего и плохого тоддлер (начинающий ходить ребенок), чей родитель исчезает, разовьет предположение, что плох он сам. Этому предположению невозможно противопоставить разумные воспитательные комментарии. Значительная потеря на фазе сепарации - индивидуации фактически гарантирует некоторую депрессивную динамику.

Следует особо отметить пренебрежение со стороны поглощенных своими трудностями членов семьи по отношению к потребностям детей и игнорирование той степени, до которой дети нуждаются в соответствующем их возрасту объяснении происходящего (данное объяснение могло бы противостоять моралистическим интерпретациям детей, связанным с собственным поведением). Дж.Валерстейн в своем пролонгированном исследовании продемонстрировала, что наряду с отсутствием опыта расставания с бесценным родителем, лучшим условием не депрессивной адаптации к разводу является наличие корректного, приемлемого по возрасту объяснения ребенку того, что было неправильным в браке его родителей.

депрессия у женщинЕще одним поощряющим депрессивные тенденции обстоятельством является семейная атмосфера, где существует негативное отношение к плачу (трауру). Когда родители или те, кто заботится о детях, моделируют отрицание горя или настаивают, чтобы ребенок присоединился к семейному мифу о том, что будет лучше без потерянного объекта, вынуждают ребенка подтвердить, что он не чувствует боли, переживание горя становится скрытым. Оно уходит вглубь и постепенно принимает форму убеждения, что в собственном "Я" что-то неправильно. Иногда дети переживают интенсивное, не выражаемое словами давление, исходящее от эмоционально отягощенного родителя для того, чтобы уберечь этого взрослого от дальнейшего переживания горя, поскольку признание печали как бы равноценно "распаду".

Иногда в семейной системе преобладает представление о том, что открытое переживание горя и другие формы самоподдержки и заботы о себе являются "эгоистичными", "потакающими своим слабостям" или выражением "просто жалости к самому себе" - как если бы подобные действия заслуживали презрения. Такого рода индукция вины и связанные с ней увещевания родителя переживающего ребенка перестать хныкать и справиться с ситуацией, вызывает необходимость скрывать любые уязвленные аспекты "Я" из - за идентификации с критикующим родителем, а также неизбежное отвержение этих аспектов собственной личности. Многих из моих депрессивных пациентов обзывали различными именами, когда они не могли контролировать свои естественные регрессивные реакции в ответ на семейные проблемы. Став взрослыми, они аналогичным способом психологически причиняли себе вред, если бывали расстроены. Сочетание эмоционального и актуального отделения с родительским критицизмом с определенной вероятностью создает депрессивную динамику.

Одна моя пациентка потеряла мать, болевшую раком когда девочке было 11 лет. Она осталась с отцом, который постоянно жаловался, что несчастье усугубляет течение его язвы и приближает смерть. Другую клиентку в возрасте четырех лет обзывали "сопливым ребенком", когда она плакала из-за того, что в течение нескольких недель ее оставляли в детском саду на ночь. Одному из моих пациентов - депрессивному мужчине, чья мать находилась в сильной депрессии и была эмоционально недоступной, в то время как он нуждался в ее внимании, - говорили, что он эгоист, бесчувственный человек, и что он должен быть благодарен матери за то, что она не отправила его в приют.

В подобных случаях легко понять, что гневные реакции на эмоциональное насилие родителя переживаются ребенком, уже испытавшим страх в связи с отвержением, как слишком опасные. Создается впечатление, что некоторые из тех депрессивных людей, с которыми я работал, были наиболее проницательными в своих семьях. Поскольку другие члены их семей предпочитали защищаться отрицанием, на реактивность этих людей навешивались ярлыки "слишком чувствительных" и "излишне реактивных", которые они продолжали внутренне нести в себе и которые были составляющими их чувства неполноценности.

Алиса Миллер описала, как семьи могут эксплуатировать эмоциональный талант определенного ребенка. Это со временем приводит к тому, что ребенок чувствует себя ценным только в качестве выполнения определенной семейной функции. Если же ребенка еще и презирают и представляют ненормальным за обладание такими эмоциональными способностями, то депрессивная динамика будет еще сильнее, чем если бы его просто использовали в семье как своего рода "семейного психотерапевта".

Комментарии пользователей:

11.07.2012
Аглая, 34

Честно сказать очень давно не была состояния, даже близко похоже на депрессию, но зато последний год очень часто депрессия бывает у сына. Даю ему новопассит, разговариваю по душам, делаю все, чтобы он был в хорошем настроении, чтобы его детство и период взросления могли называться счастливыми. Тогда как мне кажется и во взрослом возрасте у него с этим проблем не будет.

13.08.2012
Вероника, 37

Интересная статья. Мне понравилась. Только вот еще бы больше было информации о депресси у подростков. Свою депрессию свожу на нет ново-пасситом. Давно для себя его вычислила, еще со времен рекламы по ТВ. Решила дочери дать. У нее в период первой влюбленности нервозность просто шкалила. Благо н-п не дает побочных эффектов и полностью натуральный. Я смело пью сама и давала дочке. Депрессии это какой-то бич нашего времени, увы...

14.08.2012
Вера, 34

Доброго времени суток. Спасибо большое за статью. Узнала много полезного для себя. Сейчас вместе с дочкой(ей 15) переживаем очередную мою и ее депрессию. Я ее одна воспитываю. Сами понимаете мое состояние. Не думала, что так тяжело будет договориться именно с дочерью. Ходили на прием к психотерапевту. Он посоветовал пить вместе с ней ново-пассит. Пить до того момента, пока не наступит умиротворение в семье. Сказал, что новопассит не вызывает привыкания и нет у него побочек. Я вижу, что не только я его пью. Сейчас вот немного успокоилась и ищу в интернете работу. Нервный срыв уже прошел. Я по себе чувствую. Да и дочь перестала ходить подавленная. Так что , жизнь налаживается, ура.

16.08.2012
Нина, 38

очень полезная информация в статье. Мне понравилось. Я многое для себя вынесла. Хочу поделиться, что предложила своей дочери попить ново-пассит. У нее на фоне появления менструации стало нестабильное нервное состояние. Я ново-пассит и сама пью. Он натуральный и не привыкаешь к нему. Вот я ей и предложила его тоже. И, знаете, помогло просто здорово. Он и меня сколько раз спасал при стрессах. Так что девочки, желаю всем стойко всё выдержать.

13.08.2013
Петюня, 21

Я когда ВУЗ заканчивал, чуть в депрессию не впал, пока не купил готовую дипломную работу на сайте http://diplompopravy.ru/ Потом все вернулось на круги своя: девочки, пиво, щастье…

ПерейтиПродолжение темы на форуме